Форум

Контракт

TeaTime: Название: Контракт Автор: teatime Рейтинг: PG Примечание: за несколько лет до событий, описываемых в каноне

Ответов - 56, стр: 1 2 All

TeaTime: 1. Молодой джэйд, глава одной из информационных служб Эоса, быстрым шагом пересек кабинет своего начальника, Рауля Эма, и остановился только перед столом, за которым никого не оказалось. Зато сзади раздался голос: - Когда вы торопитесь, Марк, вы не замечаете ничего. Подумайте, разве вам приличествует передвигаться с такой скоростью? Джэйд оглянулся. Рауль Эм сидел в кресле у окна и с улыбкой смотрел на него. - Вы правы, господин Эм. Впрочем, насколько я понимаю, информация, которую вы запрашивали, чрезвычайно важна. Так что моя спешка оправдана. - Вы сделали то, о чем я просил? - Да. - Хорошо. Я вас внимательно слушаю. Джэйд опустился в кресло рядом с Заместителем Главы Синдиката и начал излагать факты. - Герберт Монхейм, 24 года. После смерти своего отца, Алана Монхейма, стал владельцем семейной компании «Исследовательский Центр Монхейма», а также еще нескольких компаний, входящих в «Монхейм Инкорпорейтед». До смерти Алана Монхейма отношения отца и сына складывались не слишком гладко. Сын не одобрял многих его решений, отец, в свою очередь, считал Герберта бездельником. Нужно признать, что в данном случае прав был скорее отец, чем сын. Герберт Монхейм три раза начинал учиться в Университете Федерации, однако каждый раз бросал обучение после первого же семестра. - Отец его обеспечивал? - Да, финансовых затруднений молодой Монхейм не испытывал никогда. - Хорошо, продолжайте. - Получив в свои руки власть, Герберту Монхейму хватило ума отдать управление корпорацией компаньону своего отца, поставив только одно условие. Он пожелал лично ознакомиться со всеми наиболее крупными проектами «Монхейм Инкорпорейтед». И в случае, если какой-либо проект ему не понравится, он будет ставить вопрос об отказе от продления контракта. Рауль Эм кивнул: - «Кресс Мультипластик», если я не ошибаюсь, уже лишился их инвестиций? - Да. Как и несколько добывающих концернов из сектора ZZ-S32. Теперь они на грани разорения. - Монхейм объяснил, по какой причине отказался от сотрудничества с ними? - Да. Но, если честно, мне трудно понять его. - Чем он мотивировал свой отказ? - На одной из недавних пресс-конференций, посвященных ситуации с «Кресс Мультипластик», он заявил, дословно, следующее: «Монстр, опутавший своими щупальцами планету. Люди, забывшие о своей человечности» - Идеалист и романтик. - Похоже на то. Что ж, Монхейм может позволить себе такую роскошь – быть идеалистом. Для него, в отличие от «Кресс Мультипластик», заключение этого договора не критично. - Мы в такой же ситуации… - Да. Через две недели он прибудет на Амои, чтобы решить, будет ли «Монхейм Инкорпорейтед» продлевать контракт с Танагурой. Рауль Эм откинулся в кресле и закрыл глаза. Тихо проговорил: - Нам нужен этот контракт. - Да, господин Эм. Я знаю. - Я займусь этим делом лично. Соберите информацию о его привычках, привязанностях, больных местах. О его друзьях и врагах. Я хочу знать все: сорт его любимого кофе, цвет его любимого полотенца и клички всех его собак, если они у него есть. Вам понятно задание? - Да, господин Эм. - Выполняйте.

TeaTime: 2. - Как интересно… Знакомый привкус. Где производится это вино? - На одной из планет Старого Сектора. Этот ресторан ценится именно выбором вин. Вы можете приходить сюда хоть каждый час, но хозяин всегда найдет, чем удивить вас. - Все свое детство я провел на Грассе. Не думал, что где-то во Вселенной затерялся ее кусочек. Это место очень напоминает мне один тамошний ресторанчик. Рауль Эм улыбнулся и с улыбкой кивнул, принимая комплимент. Заслуженный комплимент, нужно отметить. Ресторан, в котором они ужинали сегодня с Гербертом Монхеймом, был выстроен за десять дней, специально к приезду гостя-федерала. И он действительно являлся точной копией одного из заведений Грассы. Герберт Монхейм был слегка пьян, расслаблен и счастлив. Шел третий, предпоследний день его пребывания на Амои. Направляясь сюда, он был сильно предубежден. Информационные видеоканалы Федерации представляли Амои средоточием зла, гнездом пошлости и разврата. Но, познакомившись с планетой поближе, Герберт был очарован. Да, элита Танагуры не отличалась человечностью в общепринятом смысле этого слова. Но их циничность с успехом компенсировалась остроумием, преданностью своему делу, почти романтичной влюбленностью в науку. Молодой синеволосый ученый долго водил Герберта по кажущимся бесконечными коридорам Башни Юпитер и упоенно рассказывал об успехах амойской генетики. Он показывал, насколько расширяются возможности человека с каждым днем работы Синдиката. - Господин Монхейм, сейчас вы видите будущее. А через два года плоды этого будущего будут казаться вам обыденными, привычными. Герберт тогда ответил ученому-энтузиасту: - Однако мне известно, что большая часть доходов Синдиката – это доходы от торговли петами. - Не от торговли, а от разработки новых модификаций. - Не вижу разницы. - Я могу… объяснить вам. Но лучше будет, если вы поговорите об этом с господином Эмом. Вечером того же дня Герберт ужинал в одном из маленьких ресторанов Мистраль-парка с Раулем Эмом. Величавый, спокойный, невероятно красивый блонди с улыбкой слушал саркастичные замечания своего гостя: - Экскурсия, которую провели ваши люди, была в высшей степени познавательной. - Надеюсь, вы убедились, насколько выгодно сотрудничество с Амои для «Монхейм Инкорпорейтед». - Убедился. Но сейчас меня интересует другое. Доходы от научных исследований составляют ничтожно малую долю от общих доходов Синдиката. - Более того, они практически убыточны. - А торговля петами не самый… э-э-э.. приличный бизнес. - Мы не торгуем петами. Мы всего лишь разрабатываем новые модификации. Торговлей занимаются частные компании. В том числе и компании Федерации. - Это вопрос формулировки, господин Эм. Вы же не будете отрицать тот факт, что правительство Амои поощряет работорговлю. Рауль Эм взял высокий бокал с кроваво-красным вином, задумчиво посмотрел сквозь него на тусклый, желтый фонарь над столиком. Тихо произнес: - Это старая традиция, господин Монхейм. Как и все традиции, она опошляется, когда выходит за пределы места своего рождения. Вы видели когда-нибудь настоящих петов из Академии Амои? - Нет, простите, господин Эм. Развлечения такого рода меня не интересуют. - И все же… Позвольте мне попробовать объяснить вам? Герберт задумался на секунду. Потом кивнул. - Хорошо, попробуйте. Рауль Эм жестом подозвал какого-то человека в черном кимоно, что-то тихо сказал ему. Потом снова обратился к своему гостю: - Постарайтесь отнестись к этому непредвзято. Небольшая круглая сцена была освещена неярким, словно размытым молочным светом. Вдоль ее края стояли плоские чашки, в которых трепетал живой огонь. Из-за этого на лицах сидящих неподалеку людей плясали желтые блики. Откуда-то донесся тихий низкий звук барабанов. Долгое время ничего не происходило. Только мерные, тихие удары тамтамов и дрожащий огонь. Герберт почувствовал, что это завораживает его. Потом звуки стали громче, огонь начал вздрагивать им в такт. Казалось, комната превратилась в огромное пульсирующее сердце. Медленно, двигаясь в ритме ударов, на сцену вышли двое. Их обнаженные, влажные тела еле заметно подрагивали, и эта дрожь повторяла биение слабых отсветов на стенах, на потолке и на лицах посетителей. Герберт ожидал, что сейчас ему будут показывать эротический танец: красивый, просчитанный до мелочей и все-таки вульгарный из-за своей предсказуемости. Герберт уже знал, что он скажет господину Эму потом… Внезапно все звуки стихли. Двое на сцене стояли лицом друг к другу, прямо, неподвижно. Они были похожи на двух борцов перед схваткой. Даже огонь замер в чашках. Тишина стояла оглушающая. Герберт не успел уловить момент, когда все пришло в движение. Один из петов кинулся на другого, и они повалились на подиум. Тамтамы безмолвствовали по-прежнему. Схватка проходила в прежней глухой тишине. Тела на подиуме то сплетались в одно, то снова распадались. Герберт, невольно задержав дыхание, наблюдал, как попеременно они берут верх друг над другом, как сопротивляются, поддаются, увертываются и снова сопротивляются. Наконец, один из них лишил другого всякой возможности двигаться. Снова вступили тамтамы. Сначала тихо, и было слышно стон поверженного, когда победитель овладел им. Потом удары усилились. Эти звуки казались продолжением движений. Они становились все громче и быстрее. Побежденный закидывал голову назад и раскрывал рот в безмолвном крике, тамтамы гремели, огонь в чашках неистовствовал. Комната судорожно сокращалась, трепетала и полыхала в ритме этой экстатической агонии. Последний удар был совсем тихим. Герберт, не понимая, что он делает, отер со лба пот, хотя лоб был горячим и сухим. Потом посмотрел на Рауля Эма. Блонди серьезно и внимательно смотрел на молодого человека. - Господин Монхейм? - Д-да… Я, кажется, понимаю, о чем вы говорили. - Я не собираюсь убеждать вас, что пет-шоу – явление высокодуховное и просветляющее. Я даже не буду доказывать, что оно является искусством. Нет, господин Монхейм, это просто очень старая традиция. Настолько старая, что само время дает ей индульгенцию. Настолько старая, что ее уже не искоренить. Это в нашей крови. - Я понимаю, господин Эм. Я понимаю, о чем вы говорите. Монхейм замолчал. Прямо сейчас ему предстояло решить судьбу контракта. … - Я думаю, «Монхейм Инкорпорейтед» продлит контракт с Танагурой. - Я рад. - Не следует приходить со своими законами в чужой дом. Господин Эм, я могу задать вам один… возможно, не очень уместный вопрос? - Я вас слушаю. - Это правда, что вы, элита Амои, воздерживаетесь от сексуальных контактов? - Это правда, господин Монхейм. Развлечения такого рода нас не интересуют. Герберт рассмеялся, оценив ответную шутку господина Эма. Ему стало вдруг радостно и легко, оттого что он решил не разочаровываться в удивительных обитателях этой планеты. Таких остроумных, серьезных… почти совершенных. Его восхищала откровенность Рауля Эма. Блонди не держал молодого федерала за дурака, пытаясь подсунуть обманку, скрыть правду о жизни на Амои. Он все признавал, он говорил правду. Это подкупало.

TeaTime: 3. - Не злоупотребляйте этим напитком, господин Монхейм. Он кажется легким, но опьяняет очень сильно. - Похоже, я уже пьян, господин Эм. У меня завтра целый день впереди, будет время прийти в себя. - Вы не собираетесь осмотреть что-нибудь еще? - Нет, я уже решил. Мы продлеваем контракт. Рауль Эм слегка поклонился. Собранное его людьми меньше чем за две недели, досье на Герберта Монхейма было великолепным. Оно содержало данные о том, какие развлечения претят молодому человеку, а какие – приятны. Исходя из этого, выстроили программу его пребывания на Амои. Все, что Монхейму казалось случайностью или следствием собственного любопытства – было просчитано, запланировано и тщательно подготовлено. Его оградили от всего грубого, шокирующего. Герберт, любитель интеллектуальных бесед и всего прекрасного, видел только обработанную, отшлифованную реальность. Но это было сработано настолько тонко, что шансов заметить обман у молодого человека просто не оставалось. Разумеется, ему показали и темную сторону амойской жизни, но подали это в такой утонченно-изысканной форме, что тот просто растаял. Он декларировал неприязнь к грубому пороку, но не был против порока как искусства. Сейчас он сидел, утопая в мягких подушках, пил великолепное вино и наблюдал за петами, которые представлялись ему кем-то вроде гейш. Эм, улыбаясь, следил за своим обманутым и счастливым гостем и с удовлетворением признавал за собой еще одну запланированную победу. - Господин Эм. - Да? - Я подумал… Пожалуй, я завтра посещу Северный Мидас и Церес. Напоследок. С этими районами я еще не ознакомился. Ощущение близкой победы стало таять. - Господин Монхейм, Северный Мидас и Церес – районы с чрезвычайно высоким уровнем преступности. Пока вы здесь – мы отвечаем за вашу жизнь. Там мы ничего не сможем гарантировать. - Со мной будет охрана. - И все же я не советую… Монхейм, похоже, протрезвел мгновенно. Его затуманенный алкоголем взгляд стал ясным и колючим. - Мне казалось, вы решили не скрывать от меня правду об Амои. Рауль Эм посмотрел в серые глаза Герберта Монхейма и мягко произнес: - Хорошо, пусть будет по-вашему. Мы предоставим вам дополнительную охрану. Когда вы собираетесь отправиться туда? - После полудня.


TeaTime: 4. Ночью в кабинете Заместителя Главы Синдиката было пусто и тихо. Рауль Эм сидел за столом и размышлял. Зато в коридорах перед кабинетом, и в смежных помещениях, и на лестницах и вообще – повсюду вокруг суетились люди, андроиды и представители элиты. Этот уровень Башни Эос сейчас больше напоминал главный зал космопорта Сэсана. Шум и гвалт на секунду проник в тихий кабинет Эма, когда открылась дверь, и вошел сам Глава Синдиката, Ясон Минк. Он положил серебристый планшет на стол своего Заместителя и произнес, словно не замечая того факта, что Эм погружен в себя и совсем не слушает его: - Здесь данные о настроениях в Совете и некоторые прогнозы. Ознакомься, пожалуйста. Нам придется повоевать с консерваторами. - Хорошо, - бесцветным голосом ответил Эм, даже не взглянув на Минка. Ясон кивнул и направился к двери. На полпути он остановился и спросил, не оборачиваясь: - Что-то случилось? - Еще нет, завтра случится, - немного помедлив, ответил Рауль. Ясон повернулся к нему: - Говори. - Моя комбинация с контрактом Монхейма рушится на глазах. Завтра он едет осматривать Церес. Запретить ему я не могу. Позволить увидеть – тоже. Я не вижу выхода. - Действуй по тому же плану, что работал до сих пор. - Что я должен сделать? За одну ночь выселить из этих трущоб всех монгрелов? Снести и заново выстроить все дома? Населить район счастливыми и довольными людьми? Или студентами Университета? А может, выдать Церес за старую добрую традицию? Ясон на секунду задумался, потом ответил: - Нет. Просто сделай то, о чем он просит. Позволь ему увидеть Церес таким, какой он есть. - Это безумие. После такого он откажется иметь с нами дело. - Сделай, как я говорю.

TeaTime: 5. Рауль Эм сидел в своем лимузине, неподвижным взглядом следил за тем, как за стеклами сменяют друг друга одинаковые обшарпанные стены домов с черными, пустыми отверстиями окон, и… пытался осознать и принять свое поражение. Герберт Монхейм сидел рядом, бледный, растерянный. Еще несколько минут, и эта растерянность сменится негодованием. - Это… кошмарно. «Немного раньше запланированного взрыва», - отметил про себя Эм. Однако Герберт не стал шуметь, он откинулся на спинку сиденья и как-то отрешенно продолжал смотреть в окно. Глухо произнес: - Надеюсь, вы понимаете, что никакого контракта не будет? А за окнами Церес жил своей обычной жизнью: тощие, похожие на призраков, подростки тянули из грязных бутылок стаут, из-под натянутых на лица капюшонов зло и обреченно посверкивали звериные глаза. Какие-то дети копались палками в большом баке. Думать о том, что там внутри – не хотелось. Пьяный монгрел долго бежал за блестящим лимузином, швырял в него чем-то молочно-серым и орал песню, в которой не хватало половины слов. На перекрестке навстречу машине вышли трое мальчиков в вульгарно-откровенной одежде и неумело размалеванными лицами. Герберт закрыл лицо руками. Рауль тихо заметил: - Они сбегают из интернатов. Церес был отвратителен, тошнотворен, кошмарен. Церес рождал в уме какие-то путающиеся образы средневековья и чумы, страшных футуристических прогнозов, в которых люди были загнаны под землю. В душе поднималось злобное желание разорвать всех, повинных в этом ужасе, на части. Герберт снова посмотрел за окно. Они проезжали мимо какого-то бара, откуда раздавались нестройные взрывы пьяного хохота и хруст сминаемых бутылок. Рядом с еще не до конца снесенной дверью стоял мальчик и плакал, размазывая слезы и почти невидимую на темном лице грязь. Монхейм вздрогнул и громко произнес: - Остановите! Шофер подчинился беспрекословно. Герберт выбрался из лимузина и направился к малышу. Охрана, тоже выскочившая на улицу, двинулась за ним. Мальчик, заметив приближающихся незнакомцев, решил, видимо, что разумнее всего будет задать стрекача, и бросился прочь. Монхейм кинулся следом. За ним побежали охранники. И чем громче они топали своими тяжелыми ботинками, тем быстрее убегал мальчик. Наконец он решил сменить тактику и нырнул в какой-то переулок. Герберт последовал за ним и уже почти схватил пацана за ногу, как вдруг почувствовал тяжелый удар по голове. Окружающее поплыло куда-то в сторону. Словно сквозь туман он видел, как какие-то люди тащат его куда-то, как смеется почти беззубым ртом злосчастный малыш. Потом была чья-то спина и одуряющий запах мокрой синтетической кожи. Где-то сзади кричали охранники. Послышались выстрелы. А потом стало темно. Он пришел в себя от холода. Голова гудела, взгляд никак не удавалось сфокусировать: все расплывалось. Рядом чем-то отвратительно воняло. Герберт закрыл глаза и заставил себя сосчитать до десяти, успокоиться. Сознание слегка прояснилось. Он приподнялся на локтях, отметив про себя, что вроде ничего не сломано, и огляделся. Это была улица: узкая, темная и грязная. Здесь не было даже граффити, украшавших стены центральных улиц трущоб. Монхейм лежал в мусорном баке на куче отвратительно пахнущих коробок. Он был босой, избитый и почти раздетый. Бандиты оставили ему только рубаху и полуразодранные брюки. Внутри все болело. Герберт похолодел, представив себе, что с ним сделали. Однако, выбравшись из бака, понял – его только избили. Он не знал куда идти, поэтому поплелся куда глаза глядят. Улица казалась бесконечной. Здесь было невероятно холодно и влажно. Через какое-то время ноги отказались слушаться. Герберт снял рубаху, разорвал ее и соорудил из лоскутов нечто вроде обуви. Пошел дальше. Стало еще холодней. Он почти терял сознание, когда вышел из этого темного туннеля. Здесь были люди. Три высоких монгрела сидели верхом на блестящих и ухоженных байках и ели нечто, по запаху напоминающее мясо в тесте. - Помогите! - прохрипел Герберт. - Ох, Луи! Смотри! Очередной красавчик из Мидаса пожаловал. Уже третий за сегодня. Барго и его ребята сегодня в ударе. - Помогите, пожалуйста! Меня ограбили! В ответ раздался дружный хохот. - И только? А зад цел? Надо же, Барго стареет. - Я заплачу. Байкеры снова расхохотались, завели свои байки и через мгновение скрылись за углом. Один из них крикнул напоследок: - Попадать в руки копов из-за очередного лоха? Герберт снова остался один. Он постоял немного на теплом канализационном люке, согревая ноги. Потом пошел дальше. И чем дольше он бродил по Цересу, тем сильнее путались его представления о добре, о сочувствии, о людях. Его никто не трогал. Полуголый и еле живой, он не вызывал никакого интереса. Все словно смотрели сквозь него. Странно. Обитатели трущоб не выглядели несчастными. Герберт вспомнил слова Рауля Эма: «Они сбегают из интерната». Местные обитатели были озлоблены и грубы. И их не было жалко. Возможно, все дело было в том, что положение самого Монхейма не располагало к сочувствию. Но некоторые вещи просто не укладывались у него в голове. Герберт увидел, как на одной из площадей остановилась машина с зарешеченными окнами и надписью «Раздача горячей пищи». Он побрел к ней, чтобы поесть, согреться и попросить помощи. Некоторые унылые монгрелы тоже брели к машине. Но вдруг откуда-то вылетели люди с битами, ловко оглушили охрану и угнали фургон. Герберт видел, как из машины, сворачивающей на полном ходу за угол, выбросили тело человека в униформе. Это был несчастный раздатчик пищи. Монгрелы, оставшиеся без пищи, подошли к нему, потолкали ногами, проверяя жив ли он. А потом стали снимать с трупа одежду и обувь. Герберт бросился прочь от страшного места. Он бежал и думал: «Никого не жалко! Разве они люди? Они звери, они отвратительны». Герберт видел бедные кварталы других планет, знал, как там страдают люди. Они были несчастны, они хотели выбраться из своих трущоб. Тех людей было жалко, этих – нет. Где-то в самой глубине сознания логика осторожно пыталась выдвинуть аргумент: эти люди ни в чем не виноваты. Они живут в этом кошмаре и сами становятся его частью. Но ошарашенная душа кричала: «Нет! Не люди! Не жалко! Уничтожить всех! Сравнять Церес с землей». Герберт бежал долго, пока не налетел на какого-то человека. Привыкнув к тому, что его не замечают, Монхейм хотел было обогнуть внезапное препятствие и продолжить бег. Но чьи-то сильные руки удерживали его за плечи. Раздался низкий голос. - Герберт Монхейм? Вы Герберт Монхейм? Герберт замер на секунду, потом поднял взгляд вверх. Перед ним стоял высокий, тощий человек с сигаретой во рту. Половину лица закрывала длинная рваная челка. Человек улыбался. - Ну и заставили же вы нас побегать. Человек снял куртку и накинул ее на плечи Герберта. Внезапное тепло ткани, согретой чужим телом, подействовало на Монхейма сильнее, чем непрерывный многочасовой холод. Герберт потерял сознание.

TeaTime: 6. Закрытый космопорт Сэсана был залит ослепительно белым, чистым солнечным светом. Рауль Эм стоял у стеклянной стены и смотрел, как взлетает челнок, уносящий Герберта Монхейма прочь с Амои. Он продлил контракт. Молча, не объясняя ничего, заверил все необходимые документы и отбыл. Рауль смотрел, как серебристая точка челнока исчезает в сверкающем небе, и понимал, что дело закончено. Но что-то казалось неправильным. Странное чувство мучило Рауля Эма: он привык к тому, что все происходит так, как он запланировал, что всему есть объяснение. Он умел прогнозировать даже ошибки. На этот раз его победа закономерной не была. Этакая «победа вопреки». И это было неприятно. Сзади раздались тихие шаги. Глава Синдиката остановился рядом, молча дождался, когда челнок исчезнет окончательно, и спросил: - Ты смотрел данные, которые я тебе оставлял? - Да, и отметил некоторые нестыковки. За обедом, если ты не занят, мы можем это обсудить. - Я не занят. Они снова замолчали. Потом Рауль тихо произнес: - Он продлил контракт. - Да. - Я не понимаю – почему. Его решение нелогично. Оно противоречит всем данным, что я о нем собрал. - Зато это соответствует всему тому, что нам известно о людях. Легко помогать убогим, помогать тем, кто слаб и беззащитен. Тем, по сравнению с кем человек чувствует себя сильным, благородным. Великодушным благодетелем. На остальных планетах Монхейму показывали именно таких. И он, глядя на них, чувствовал свою власть. А здесь… Помогать озверевшим, сильным и злым – гораздо сложнее. Он возненавидел их, и это убило в нем жалость. Знаешь, Рауль, у человека не такое уж большое сердце. Странная горечь сквозила в голосе Главы Синдиката. Рауль Эм посмотрел на него и спросил: - Ты осуждаешь его? Считаешь, что обитатели Цереса стоят того, чтобы… Ясон Минк холодно посмотрел на Эма, заставив его умолкнуть на полуслове, и ушел.

lynx: Фик понравился. И заставил в очередной раз задуматься о природе человеческой. Церес - неприятно пробирает. Можно сколько угодно спорить, что это - звери по доброй воле или жертвы системы. А вот с тем, что человеку, попавшему в такой переплёт, уже всё равно - не поспоришь. Я правильно поняла: "основная программа" экскурсии в Церес была организована Минком? Или это - чистое совпадение?

didelma: Какой смачный, «правильный» Керес… Вах! А как замечательно «неправильная» логика Ясона совпадает с логикой жизни. Да, лидер не должен быть логичен, потому что жизнь нелогична. Или… это действительно подстава? Хотя, не верю. Порадовали!

Донна Роза: TeaTime пишет: - Ох, Луи! Смотри! Очередной красавчик из Мидаса пожаловал. Уже третий за сегодня. Барго и его ребята сегодня в ударе. - Помогите, пожалуйста! Меня ограбили! В ответ раздался дружный хохот. - И только? А зад цел? Надо же, Барго стареет. - Я заплачу. Байкеры снова расхохотались, завели свои байки и через мгновение скрылись за углом. Один из них крикнул напоследок: - Попадать в руки копов из-за очередного лоха? Гадский жизненный цинизм... Не сиделось идиоту на красивых пэт-шоу... Но какой-то он инфантильный. "Ах вы, буки-бяки, безнравственные жестокие негодяи, не хочу иметь с вами ничего общего!" Ну и поимел... совсем другое.

Liebe: Хорошая цельная вещь и идея интересная. Но вот это озвученное морализаторство со стороны Ясона в конце раздражает. По-моему, можно было бы вполне обойтись без этого разжевывания, позволив читателю сделать выводы самостоятельно. Тем более, непонятно, почему Рауль не додумался до этого, раз уж у него хватило ума организовать все остальное правильно. Одного бы блонди в этом фике хватило, неважно, кого из двух. Не думаю, что взгляды на Керес у них хоть на йоту различались.

TeaTime: Liebe Перечитала. Подумала. А пожалуй вы правы. Описывая блонди, сложно не сделать обычную ошибку: сделать их глупенькими, чтобы в конце им раскрыли глаза. Эх. Ну что теперь поделать. Исправлять поздно. Выложила уже.

Донна Роза: Liebe, а мне понравилось, что они оба там есть.))) Как-то яснее становится, в силу какой разницы один стал Главой Синдиката, а другой - нейрокорректором. Всё-таки между учёным и администратором разница есть.))) А "морализаторство" мне показалось скорее разговором с самим собой.

lynx: Ну вот.. Собиралась поспорить с Liebe , пришел автор и согласился... Всё равно выскажу своё "мяу": мне кажется довольно явным контраст между двумя блонди. Рауль видит в Цересе только помойку и позор Амои, Ясон - видит проблему. И она ему, хоть как-то, но не безразлична. Иначе откуда "станная горечь" в голосе? Или я "читаю" в фике больше, чем там есть на самом деле?

TeaTime: lynx Да нет. Просто автор сильно боялся скатиться в морализаторство. И если читатель почувствовал, значит избежать этого не удалось. Хотя я старалась подать это как можно мягче. Тут, как говорится, наступили на любимую мозоль.

Liebe: lynx пишет: Рауль видит в Цересе только помойку и позор Амои, Ясон - видит проблему. И она ему, хоть как-то, но не безразлична. У "помойки и позора Амои" было вполне конкретное функциональное назначение: держать в страхе остальных обитателей Мидаса, которые числились гражданами. Как мне кажется, среди блонди это понимали все. И такой проблемой, как трущобы у нас, это не было, потому что это было как раз решением проблемы (с потенциальными бунтовщиками). Другое дело, что у блонди различались взгляды на конкретных монгрелов, в силу личностных приоритетов. Ну и да, мне еще несколько обидно за этого Рауля, который тут слегка недопонятливый. Если он в силу увлечения наукой настолько далек от всего этого - чего он вообще брался за экскурсии? Сразу бы сплавил все на Ясона, всем легче бы было.

ehwaz: TeaTime Мне понравилось. Какая милая идея: вот такого богатенького сытенького и в Церес! Только жаль, он слишком быстро оттуда выбрался! Тут явно что-то пропущено

Liebe: TeaTime пишет: Тут, как говорится, наступили на любимую мозоль. Ой. Прошу меня извинить, я не хотела.

SS: TeaTime Все просто и правильно. Сначала подумалось, эх автор, не докрутил интригу, а потом осмыслил. Да нет, все верно, и лишние выверты не нужны. Мне понравилось, единственное не поня смысла последних строк. Вернее не понял зачем они. Странная горечь сквозила в голосе Главы Синдиката. Рауль Эм посмотрел на него и спросил: - Ты осуждаешь его? Считаешь, что обитатели Цереса стоят того, чтобы… Ясон Минк холодно посмотрел на Эма, заставив его умолкнуть на полуслове, и ушел. Вот это на мой взгляд лишнее, а остальное к месту и по делу.

Iren: Вожак и Ангел сидели в компьютерном зале. Вожак с глинтвейном в лапах и с сигарой в зубах, Ангел – с распечаткой нового текста. Беседа была ровной, неспешной. – А рейтинг автор занизил, – спокойно сказал Вожак. – Занизил. Думаю, PG-13 будет в самый раз. – С нашими детьми можно G ставить, – не согласился Ангел. – Детей не обижай. Сказал, занизил, значит занизил. – Как хочешь. Пунктуация и орфография в норме. Сюжет? – Вполне, вполне. Хотя и избито. – ЖЗБ? Там это был все же стеб. – Ладно, – Вожак был странно добродушен сегодня. – Вот у тебя было такое чувство, что это подстава? – Ясон? Все может быть. Вот почему Рауль не стал искать этого Монхейма? – А Катце? – Нет, Катце – это Ясон. Стало быть, Рауль либо помчался звать Ясона на помощь, либо Ясон и так это знал. Это значит подстава. – Катце сказал, что он заставил его побегать. Значит, искать его начали почти сразу. А если бы был замешан Ясон, он знал бы, где искать. Думаю, его бы вели в этом случае. – А почему тогда охрана так быстро сдалась? Потеряла объект? – Угу, – Вожак затянулся. – Тут можно долго спорить. А как тебе Монхейм? – Слизняк, – припечатал Ангел. – Уж не знаю, что задумывал автор, но получился слизняк. – Человек оказался в экстремальных условиях. Первое впечатление… – Не, первое впечатление было другое. Ему было их жалко. А потом ненависть. Слизняк. – И тут опять впечатление инсценировки. Почему его не тронули? – Нечего было трогать. Не, тут лучше подождать слова автора. – А Церес? – спросил Вожак. – Что скажешь? – Одна из сторон. Не Бизоны с их стремлением чего-то добиться, а цересские бродяги. В конце концов, Церес все же жестокое место. Выжить любой ценой. – Жестокая правда? – Именно. Блондей обсуждаем? – Конечно. Странно все же, что развлекаловкой гостей занимается нейрокорректор. – Там он зам Ясона. Вот и занимается. – В таком случае автор еще забыл указать, что это АУ. А что скажешь о Ясоне? – «Бог из машины». Пришел и все объяснил. И опять чувство подставы. – Забей. Подстава или нет, сейчас не важно. А Ясон здесь неплохой психолог. – Должность обязывает. Он же с послами общается, еще с кем-нибудь. Должен знать о человеческой природе, – сделал предположение Ангел. – Логично. Как тебе фик в целом? – Неплохо. Выше среднего. А на фоне постоянных стебов очень приятно почитать вот такое серьезное.

Кыцик: TeaTime пишет: Завтра он едет осматривать Церес. Запретить ему я не могу. Ай, какой наивный блонди! Зачем запрещать? Разрешить! Предложить тост за благополучие Цереса, за сотрудничество, за мир во всей Галактике…а вышколенный фурнитур незаметно подливает в бокал вино, щедро разбавляя его водкой)))))) Утром он сам никуда не захочет За одну ночь выселить из этих трущоб всех монгрелов? Снести и заново выстроить все дома? Населить район счастливыми и довольными людьми? Кто сказал невозможно? Всех блонди срочно на стажировку в Россию, опыта набираться TeaTime Фик понравился. Язык хороший, приятно было читать. И морализаторство Ясона не смутило. Без него не понятно, что это все его операция. В том, что Ясон от начала и до конца контролировал ситуацию я уверена, иначе Монхейма просто убили бы. Liebe пишет: Рауля, который тут слегка недопонятливый. Если он в силу увлечения наукой настолько далек от всего этого - чего он вообще брался за экскурсии? Он не далек, просто он учитывал только то, что Монхейм любитель интеллектуальных бесед и всего прекрасного и действовал исключительно в этом направлении. Мрачные стороны человеческой души ему неведомы. SS пишет: не понял зачем они. Вероятно, как пролог к его встрече с Рики и объяснение заинтересованности черным рынком. Iren Прям школа злословия)))))))))

Донна Роза: Кыцик, какая жалость, что блонди не знали наших реалий!

lynx: Liebe пишет: такой проблемой, как трущобы у нас, это не было, потому что это было как раз решением проблемы Согласна. Мыслила земными реалиями. Другое дело, что у блонди различались взгляды на конкретных монгрелов, в силу личностных приоритетов. А вот тут - нет. Никакого монгрела тогда и в помине не было: действие фика - за несколько лет до событий аниме. А то, что у двух блонди разное понимание цересской жизни и человеческой психологии (и, главное, разное отношение к ним!), видно уже здесь и сейчас. Да и собственно появление того самого монгрела в жизни Ясона - следствие этого нестандартного, или "неправильного" для блонди взгляда на жизнь. С Раулем такого бы просто не могло случиться. Рауль же совсем не "недопонятливый". Он просто правильный блонди, прекрасно, кстати, справлявшийся с делом, пока не возникла нестандартная ситуация, нерешаемая правильными методами. Вот тут-то и понадобился Ясон со своей неправильностью. Кыцик пишет: И морализаторство Ясона не смутило. Без него не понятно, что это все его операция. Именно! И ещё, не была бы прописана "разница мировоззрений" Рауля и Ясона, о которой уже сказано выше. TeaTime, всё-таки хотелось бы услышать Ваше веское слово: по замыслу автора - была подстава или нет?

Orknea: Благодарю за такой чудесный фик. Даже в шесть утра легко прочитался. вот только высказаться внятно не получается.

Лизея: Трудно верится, что его никто не тронул. Странно думать, что Рауль занимается внешнеэкономическими контрактами, а Ясон "ходит где-то рядом и даёт советы". Особенно учитывая, что в фике показано, что в человеческой психологии он разбирается лучше. Но это моё имхо. Фик хороший, понравился.

lazarus: Фик мне понравился, но не могу отделаться от ощущения, что где-то допущена логическая ошибка. Такой вот правильный и гуманный федерал под влиянием импульса должен был просто сбежать с Амои куда глаза глядят, зарекшись раз и навсегда иметь дело с правительством, допускающим подобное безобразие. А чтобы он осмыслил происшедшее и сменил приоритеты - нужно все-таки время.

Кыцик: lynx пишет: по замыслу автора - была подстава или нет? может лучше сохранить интригу?)))))))))))))

lynx: может лучше сохранить интригу?))))))))))))) Кыцик , я для себя уже всё решила :))) и, что бы ни ответила TeaTime, останусь при своём понимании. Мне просто интересно мнение автора

Ghost: Мне понравилось, хорошо написано и читать интересно хотя какое то недоумение все таки есть. Логику Монхейма я не совсем понимаю. Он мог бы диктовать свои условия всем желающим заключить с ним контракт. Как идеалист и романтик, обязал бы проводить какие-нибудь соц. программы, а он, увидев бяку, разворачивается и уходит. Странновато. А напужавшись в Цересе, он все-таки контракт продлевает. Это благодарность за спасение или что? До этого то он вел дела исходя из своих романтических представлений, а развитием бизнесом вообще, не очень интересовался. Последние с слова Ясона мне глаз не режут.

Liebe: Кыцик пишет: Мрачные стороны человеческой души ему неведомы. Кому неведомы? Раулю или Монхейму? lynx пишет: Никакого монгрела тогда и в помине не было: действие фика - за несколько лет до событий аниме. Здрасьте, а Катце? Собственно, под разным отношением к совершенно конкретным монгрелам я имела в виду и его тоже. Давайте разберемся. Или Ясон - больший знаток людской психологии, чем Рауль, и поэтому только он выполняет представительские функции в то время как Рауль занимается исключительно наукой, тогда непонятно, почему Рауль изначально не обратился к нему, а взялся за дело сам. И взялся со знанием дела, заметим. Или (что мне лично ближе) надо учесть, что Рауль все-таки профессионально ковыряется в чужих мозгах. Причем не только в их физической форме, но и в памяти, то есть потемков чужой души в буквальном смысле этого слова он повидал чуть ли не больше Ясона. Плюс он шахматист, что заставляет подозревать, что он способен просчитать ситуацию чуть-чуть больше, чем на два хода вперед. Плюс, на приеме в Парфии мы видим и его тоже, разве что его собеседников не показывают, так что с федералами он имел дело тоже. Ну да, Ясон - меритократ, и если он может использовать монгрелов, он их использует (что вряд ли меняет его отношение к Кересу в целом). Но это, в общем-то, не очень существенно и к теме данного фика, имхо, отношения не имеет. Главная разница между ними только в том, что Ясон влюбился, а Рауль нет. Но в целом, повторюсь, мне понравилось. Замечательная иллюстрация к тому, что легко любить человечество в целом, и трудно - отдельных его представителей, особенно если они твоей любви не разделяют.

Кыцик: Ghost пишет: Логику Монхейма я не совсем понимаю ... обязал бы проводить какие-нибудь соц. программы, а он, увидев бяку, разворачивается и уходит. Это как раз понятно: Герберт Монхейм три раза начинал учиться в Университете Федерации, однако каждый раз бросал обучение после первого же семестра. Он в принципе не способен довести дело до конца. Ghost пишет: напужавшись в Цересе, он все-таки контракт продлевает Действительно странная логика. Может, он решил не переносить свою неприязнь к Цересу на всю планету?

Liebe: Кыцик пишет: Может, он решил не переносить свою неприязнь к Цересу на всю планету? Разочаровался в своих идеалах, имхо. Процесс сам по себе болезненный, вот и продлил контракт, будучи еще под воздействием шока.

lynx: Liebe , до меня дошло, в чём камень преткновения Главная разница между ними только в том, что Ясон влюбился, а Рауль нет. Мы смотрим на фанфик (или на часть его) с разных "колоколен" просто потому, что по-разному воспринимаем героев аниме. Тут, похоже, самым уместным будет сослаться на Вашу очень мудрую личную подпись и прекратить дискуссию. Это, и правда, уже не о "Контракте". А вообще, было очень интересно наконец-то найти "точку несоприкосновения". А то даже как-то не по себе было - за месяц, что я захожу на форум, мне почти под каждым Вашим постом хотелось поставить ППКС :))

Liebe: lynx пишет: А то даже как-то не по себе было - за месяц, что я захожу на форум, мне почти под каждым Вашим постом хотелось поставить ППКС :)) Тогда я тоже рада. Думала, что только у меня такие тараканы: когда с кем-то постоянно во всем соглашаешься, хочется отойти куда-нибудь и от души с ним погрызться для поддержания всеобщего баланса и мировой гармонии.

TeaTime: lynx пишет: всё-таки хотелось бы услышать Ваше веское слово: по замыслу автора - была подстава или нет? Была, скорее всего. Не могли же они допустить, чтобы важный гость в трущобах окочурился. Все замечания приняла к сведению, спасибо. Буду думать.

SS: TeaTime Эх растроил, я надеялся что подставы не было:)) что просто Ясон мыслит и занимается психоанализом того что есть, а не подставляет манипулируя .

TeaTime: SS Ну... Не мог же Ясон предполагать, что юнца похитят (если, конечно, он не ясновидящий). Поэтому похищение наверняка было спланированным. А вот то, что было потом - настоящее. Думаю, Герберта "вели", но не вмешивались, позволяя ему самому решать, что делать.

Машуля: TeaTime пишет: Герберт замер на секунду, потом поднял взгляд вверх. Перед ним стоял высокий, тощий человек с сигаретой во рту. Половину лица закрывала длинная рваная челка. Человек улыбался. - Ну и заставили же вы нас побегать. Блин хоть кто-то помог бедалаге,почему Рауль бросил его? И охрана у него не кудышная!!

lynx: SS пишет: я надеялся что подставы не было:)) что просто Ясон мыслит и занимается психоанализом того что есть, а не подставляет манипулируя Зато факт подставы ещё раз подтверждает, что Ясон - блестящий политик. Потому как, имхо, объяснить уже свершившийся факт с психологической или какой другой точки зрения может каждый второй (вон, Liebe даже огорчилась, что Рауль не смог :)) А вот создать нужную ситуацию в заведомо неблагоприятных обстоятельствах, заранее просчитать реакцию "объекта" и не ошибиться - это дано немногим. Проверила на себе, ещё когда читала фик. Знала же, что контракт будет подписан - иначе рассказа бы не было. И вот когда дело дошло до Цереса и фразы Монхейма: "...контракта не будет", специально сделала паузу и попыталась догадаться: что же такое произойдёт, что парень всё-таки подпишет контракт? Не додумалась... Эх, далеко мне до Ясоновых 300 IQ

TeaTime: Машуля пишет: И охрана у него не кудышная!! Кудышная у него охрана! Просто она деньги, может, больше хозяина любит.

Донна Роза: TeaTime, юному бизнесмену - урок... хотя, похоже, юноша весьма импульсивен.

TeaTime: Донна Роза Да какой, нафик, урок? И какой, нафик, бизнесмен? Бизнесом он не занимается. И не будет, скорее всего. Так, помается еще немного дурью, потом сдаст все дела доверенным людям и займется чем-нибудь более приятным: тусовками, искусством или благотворительностью.

Донна Роза: TeaTime, и при этом будет искренне считать, что он привнёс в доверенный ему бизнес нравственность.)))

TeaTime: Донна Роза Да нет, теперь уже, думаю, не будет. Мне кажется, он не такой уж и дурак и понимает, что тут потерпел поражение. И что все его прекраснодушные порывы идут лесом.

Донна Роза: Но он будет иметь полное моральное право воскликнуть: "Я! Ради них! Пошёл буквально на разрыв деловых связей! А они!!! Н-негодяи!!!!!" И тихо радоваться, что не пострадал так сильно, как мог бы.)))

TeaTime: Донна Роза Да правда что ли? Он же не гнусный подонок. Просто... не очень сильный человек. И перед кем ему так кричать? Перед камерами? Нет Перед собой? Зачем? Я представляла, когда писала, что ему весьма хреново: Он продлил контракт. Молча, не объясняя ничего, заверил все необходимые документы и отбыл. Не думаю, что ему захотелось себя оправдывать. Просто он немного протрезвел. Но изменить ничего не может (опять же сил не хватает).

SS: TeaTime Убедил:)))

винни-пух: Герберт бросился прочь от страшного места. Он бежал и думал: «Никого не жалко! Разве они люди? Они звери, они отвратительны». Герберт видел бедные кварталы других планет, знал, как там страдают люди. Они были несчастны, они хотели выбраться из своих трущоб. Тех людей было жалко, этих – нет. Вот и все вам объяснение: товарища инопланетянина совесть замучила. Легко помогать убогим, помогать тем, кто слаб и беззащитен. Тем, по сравнению с кем человек чувствует себя сильным, благородным. Великодушным благодетелем. На остальных планетах Монхейму показывали именно таких. И он, глядя на них, чувствовал свою власть. А здесь… Помогать озверевшим, сильным и злым – гораздо сложнее. Он возненавидел их, и это убило в нем жалость. Прав умница Ясон, слабым помогать легко, а попробуй помочь тем. Кто злой и сильный и не видит перед собой никаких других перспектив, как стать самым сильным и злым. Это ж как извернуться надо, чтобы такому человеку надобность в доброте и любви обосновать. Это подвиг педагогический, и редкие люди на такое способны. А Герберт ведь, благодаря предыдущим впечатлениям, считал себя благородным и сильным, достаточно сильным, чтобы раздавать свою благотворительность и считать, что это все свои долги перед человечеством так выполнил. Да ни фига! Это наподобие нынешней благотворительности, перечисления денег и тому подобное – отмазка, кляп для совести. Потому как, чтобы помочь кому-то по-настоящему, нужны не деньги: нужно время, труд и желание. Ты нужен, со всей своей начинкой. Вот он это и осознал, а, осознавши, понял, что не ему судить. Сам не можешь помочь, не можешь ничего исправить – молчи и не возникай. Церес, да, описан чрезвычайно правдоподобно и жители его весьма впечатляют. Убейте, не помню, кто сказал, но сказано было так, что я запомнила: «Рабы не испытывают жалости, не способны на милосердие, потому что им нечего дать». TeaTime, отличная вещь. Сцены в Церес, состояние Герберта, столкнувшегося с реальностью, не в качестве наблюдателя, а участника – великолепны, отлично проработаны и выдержаны. Нет разнобоев, нестыковок, прекрасно проработанное действо. Согласна с Liebe, блонди вполне достаточно одного, честно говоря, меня сразу удивило, что Рауль занимается контрактами, хотя вроде бы это обязанность Главы Синдиката. Во время чтения последней части я решила, что Вы просто не нашли другого приближенного к Ясону лица, чтобы дать объяснения. Все равно, отличная вещь. Тот приятный случай, когда автор не забыл, что рассказ написан не о Ясоне и Рауле, а о политиках, да еще и о моральном аспекте не забыл, ибо «сказка – ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок». С нетерпением ожидаю следующих вещей, очень надеюсь, что это не единственная попытка.

TeaTime: винни-пух Спасибо за отзыв. По поводу участия Рауля в заключении этого контракта: Мне представлялось, что Рауль - главный администратор всех научных проектов Амои. Ясон занимается политикой, экономикой и т.д. А Рауль, его заместитель и правая рука, занимается тем же самым, но уже в более узкой области: в области науки. Я, если честно, не считаю Рауля Эма ученым. Роман не читала, возможно ошибаюсь. Для меня он высокопоставленный чиновник, топ-менеджер, но не ученый. И да, я не стала уточнять, что это был за контракт. Возможно, это было что-то вроде гранта, или финансирования какого-то исследования, которое могло быть проведено во многих местах (но Амои хотелось, чтобы именно у них) Не оправдываюсь, просто поясняю ход своих мыслей.

Страж: Насчет того, ученый Рауль или нет. 100% - ученый. По своему горькому опыту знаю - только тот, кто варится в научной жизни, знает и ПОНИМАЕТ досконально все, что делается у него, грубо говоря, в институте, может быть хорошим управленцем от науки, может поддерживать и развивать ее в нужном направлении.

TeaTime: Страж На да, тут я уже перегнула палку. Ученый, разумеется. Просто ученый на администраторской должности. И времени собственнно на науку у него вряд ли остается достаточно. Это я к тому, что Рауль Эм не сидит в лаборатории с пробирками, и не ставит эксперименты "на кошках". Мне так кажется. Разумеется, он остается компетентным человеком (кхм... нечеловеком). Но уже управленцем.

Страж: TeaTime, ну да, это я и имела ввиду:) В свое время он пошел на "курсы повышения квалификации" и стал управленцем:)

Fan: Здорово, красиво, понятно. Было несколько опечаток, но их уже убрали. И наконец-то два Принца вместе – рука об руку. Разделали романтичного федерала под орех. Очень понравилось спарринг-пет-шоу (после Маскулинума Ящерка отлично идет). Это спецом для «любителя интеллектуальных бесед и всего прекрасного» забацали? Что ж тогда циничным бизнесменам показывают? И еще. Дяденьку раздатчика пищи жа-а-алко… Ну зачем так с госслужащим? Не бережет местное правительство свой аппарат. Или это тоже входило в подставу? Тогда Ясон сволочь. Точно, Машуля, только Катце, как всегда – человек.

TeaTime: Fan пишет: Дяденьку раздатчика пищи жа-а-алко… Ну зачем так с госслужащим? Не бережет местное правительство свой аппарат. Только для тебя и по секрету: пусть это будет андроид. "а потом он встал и пошел" (с)

Донна Роза: Fan пишет: Что ж тогда циничным бизнесменам показывают? А им и показывают, небось, циничное и ни капли не романтичное свальное пэт-шоу.

Мимо шла: Хороший текст. Федерал очень правильный вышел. Церес - без комментариев. А вот с Ясоном и Раулем не все так гладко. Но это уже и без меня сказали. Не понимаю, почему Рауль "не докрутил" ситуацию сам. Какой-то он прямолинейный для политика и учёного. Как ресторан "слизать" - так пожалуйста, а как спрогнозировать реакцию, так господин Главный Нейрокорректор пасует. И почему это он подозревает Ясона в сочувствии обитателям Цереса? По-моему, Минка Церес никогда не волновал в принципе. А про морализаторство Ясона Liebe уже говорила - из-за него консул выпадает из образа.

vivianne_undo: Изумительный цельный фик, на мой взгляд - очень в реалиях. Прочитав, подумала - таки да, такое могло произойти! Подставы раскусила сразу - это же так элементарно! :)) Автору большой респект. Спасибо за доставленное удовольствие.



полная версия страницы